Научные и технические библиотеки №8 2007 год
Содержание:

Общественный комитет содействия развитию библиотек России

Иванов В. К. Электронная библиотека как индикатор статуса университета

Щедрина М. А., Коксина Н. В. Социологический анализ как элемент системы мониторинга информационного поведения пользователей

Протопопова Е. Н., Александрова Е. С. От изучения пользователей к оптимизации качества обслуживания

ЭЛЕМЕНТЫ СОВРЕМЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ТЕХНОЛОГИИ

Воройский Ф. С. Новые и разрабатываемые виды памяти ЭВМ

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

«Библиотечное дело, информационные системы и образование в США». (Обзор программы библиотечно-информационных и научно-образовательных мероприятий, организуемых ГПНТБ России и МБИАЦ) (Продолжение)

К 50-летию ГПНТБ РОССИИ

Петровский В. Б. От всеобщего планирования к координации

БИБЛИОТЕКИ ЗА РУБЕЖОМ

Сукиасян Э. Р. Американская библиотека в Париже

ОБЗОРЫ. РЕЦЕНЗИИ

Столяров Ю. Н. Исповедь библиотекаря-интеллигента. (О книге Б. Н. Бачалдина «Фрагменты памяти»)

Езова С. А. Размышления после ознакомления с «Библиотечной энциклопедией»

ЮБИЛЕИ

Бутакова Т. А. Полувековой юбилей Научной библиотеки Приморской сельскохозяйственной академии

НАМ ПИШУТ

Овчинникова В. А. Размышления библиотекаря-практика о Кодексе профессиональной этики российского библиотекаря

НАШИ АВТОРЫ


НАМ ПИШУТ

От редакции. Постоянным читателям нашего журнала хорошо известно, что мнение редколлегии (или некоторых ее членов) не всегда совпадает с мнением авторов опубликованных у нас материалов. Характерный пример такого несовпадения – статья В. А. Овчинниковой: при ее обсуждении на заседании редколлегии мнения «за» и «против» резко разделились. В итоге принято решение опубликовать статью, правда, в значительно сокращенном виде, убрав, на наш взгляд, излишнюю (для профессиональной печати) эмоциональность, а также фразы, которые могут прозвучать оскорбительно для составителей Кодекса библиотечной этики и тех, кто его одобрил. (Напомним, Кодекс одобрен и принят РБА.)

И все же, если в профессиональной среде есть специалисты (тем более рядовые, практики), мнение которых отличается от мнения большинства, то его небесполезно выслушать. Именно поэтому мы публикуем этот материал в разделе «Нам пишут», т. е. как письмо, а не статью, оставляя текст без дальнейших комментариев, но вынося суждение автора на суд читателей.

Добавим, однако, что во многих странах подобные кодексы регулярно пересматриваются, обновляются – в духе времени.

 

В. А. Овчинникова

Размышления библиотекаря-практика
о Кодексе профессиональной этики российского библиотекаря

Я категорически против такого документа, как Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря! Считаю, что в наших условиях он совершенно неуместен. На какую библиотеку ориентировались составители кодекса? С убогой материальной базой, с нищенскими зарплатами, располагающую штатом старых, малоактивных сотрудников, использующую в своей работе устаревшие, доисторические методы? Ведь таких библиотек большинство…

Но попробую рассуждать логически. Раз уж кодекс все-таки существует. На мой взгляд, его можно было бы сократить и, не множа фразы, подчеркнуть, что библиотекарь в своей работе обязан уважать гражданские права личности. Это подразумевает и свободный доступ пользователя к любой информации, и запрет на цензуру, т. е. на отбор, разделение библиотекарем по своему усмотрению литературы на ту, которую можно читать и на ту, которую нельзя, и конфиденциальность данных об информационной деятельности пользователя, и соблюдение авторских прав. Для библиотекаря важно соблюдать гражданские права личности, используя все возможности своего учреждения, а также привлекая другие библиотечные ресурсы – так можно, я думаю, кратко изложить то существенное, что содержится в Кодексе профессиональной этики российского библиотекаря.

Последние четыре пункта мне представляются неконкретными, расплывчатыми, слишком общими. Они не несут никакой смысловой нагрузки. Возьмем, например, «стремление к профессиональному совершенствованию». Это прекрасная вещь для любой профессии, а не только для библиотекаря.

Еще пример: защищать права коллег. А это как? От кого? И какие права? Я, честно говоря, не представляю себе ситуацию, когда только коллеги могли бы защитить права библиотекаря. У нас же есть Гражданский кодекс.

Далее, как конкретно библиотекарь может заботиться о высоком общественном статусе своей профессии, показать социальную роль библиотеки, укрепить ее репутацию? По-моему, только старательно выполняя свои обязанности. А каковы обязанности библиотекаря? Коротко говоря, соблюдать те же гражданские права личности, используя все возможности своего учреждения, а также привлекая другие библиотечные ресурсы. От чего ушли – к тому и пришли.

В споре тех, кто выступает за цензуру и тех, кто против нее, я, конечно, на стороне первых. По-моему, именно запрет на отбор библиотекарем литературы и понижает статус этой профессии, низводит библиотекаря до ранга самого настоящего обслуживающего персонала, не давая высказать свое мнение, оказать влияние, внести вклад в культурный процесс. Такой запрет вынуждает библиотекаря быть отстраненным, безучастным как к читателям, так и к литературе, которую он обрабатывает. Но раз уж библиотека в обществе выполняет гуманистическую роль, если библиотекарь должен стремиться показать социальную роль библиотеки, то цензура должна быть обязательно! А что, если бы в библиотеке действовали комиссии или советы, обсуждающие новинки литературы, поступающей в фонды, её значимость, этичность, художественные и эстетические достоинства? Тогда статус библиотечной профессии взлетел бы на недосягаемую высоту! А если бы к этим дискуссиям привлекались и читатели, допустим, посредством Интернета, то это укрепило бы связь библиотекарь–читатель, наладило бы их сотрудничество. Только так и можно реально повысить статус профессии библиотекаря, а не какими-то демагогическими, непонятными лозунгами, как в Кодексе профессиональной этики российского библиотекаря.

Библиотекарю нужен не кодекс профессиональной этики, а некая квинтэссенция из Федерального закона о библиотечном деле и других документов, непосредственно затрагивающих проблемы данной сферы. Поясню, почему. Как известно, сегодня кадровый состав библиотек далеко не молод, выпускники библиотечных факультетов работать по специальности не хотят, поэтому библиотеки охотно принимают на работу людей с любым высшим образованием. Вот и работают в библиотеках ничего в библиотечной специфике не смыслящие. Им-то и нужно на первых порах хоть какое-то краткое руководство.

Говорю это, исходя из своего личного опыта. Я, работая в читальном зале, сообщила одному читателю по его просьбе, какие книги лежат на номере его приятеля. Ничего страшного, конечно, не произошло. Но я как библиотекарь оказалась не на высоте. Исключительно по незнанию. Я ведь тогда ничего не знала ни о каком Федеральном законе о библиотечном деле, а о конфиденциальности данных об информационной деятельности пользователя – и подавно. И таких случаев профессиональной неграмотности, думается, в современных библиотеках при нынешнем положении вещей немало.

Нужен не расплывчатый кодекс, а свод четких и конкретных правил и рекомендаций. А что если их изложить с юмором, остроумно и занятно? И как можно практичнее, ближе к реальности. Так, например, как в петровском «Юности честном зерцале». Пусть будут в нем, допустим, такие правила: будь всегда вежлив с читателем; не повышай на него голос, не стремись показать свое превосходство над ним в плане библиографической грамотности; уважай право читателя на тишину, не болтай лишнего; не обсуждай при читателе подробности своей и чужой личной жизни; если необходимо что-то сказать коллеге, говори как можно тише, лучше всего шёпотом…

Может быть, моё предложение покажется смешным и курьёзным, но подобные чёткие правила, да ещё поданные с юмором, по-моему, помогут сегодняшнему библиотекарю при нынешнем низком социальном статусе его профессии и мизерной зарплате, унижающей человеческое достоинство, всё-таки не скатываться до уровня «библиотекарши», а оставаться библиотекарем, не вызывать у читателя негативное к себе отношение.

Мне кажутся довольно удачными Десять заповедей компьютерной этики. Созданные на основе десяти ветхозаветных заповедей, они просты, конкретны, доходчивы, юмористичны. А что толку от тяжеловесного, почти нереального Кодекса профессиональной этики?

ВНИМАНИЕ!

Всероссийский конкурс научных  работ 
по библиотековедению, библиографии и книговедению

С 1 августа 2007 г. по 1 февраля 2008 г. принимаются материалы на Всероссийский конкурс научных работ по библиотековедению, библиографии и книговедению за 2007 – 2008 гг.

 

Учредители конкурса:

Федеральное агентство по культуре и кинематографии,

Российская национальная библиотека,

Российская государственная библиотека.

Соучредитель – Российская библиотечная ассоциация.

 

Конкурс проводится с 1978 г., поощряет ученых и специалистов, внесших значительный вклад в развитие деятельности библиотек и вузов культуры.

 

Организация и условия конкурса

К участию в конкурсе допускаются работы, изданные в 2007 – 2008 гг.

 

На конкурс представляются:

−      текст работы на русском языке в 2-х экз. (печатный в типографии или ксерокопии);

−      краткая аннотация на работу – 1 экз.;

−      представление организации, либо автора (авторов), направляющих работу, с указанием полных банковских реквизитов организации или авторов, места работы, адреса и номеров телефона служебного и (или) домашнего – 1 экз.;

−      могут быть представлены (при их наличии) рецензии – 1 экз.; неопубликованный отзыв должен быть заверен по месту работы рецензента.

 

Документы и работы отправляются с пометкой «На конкурс» по адресу: 191069, Санкт-Петербург, ул. Садовая, 18, Российская национальная библиотека, Отдел межбиблиотечного взаимодействия. Телефоны для справок: (812)310-70-77. E-mail: dialog@nlr.ru

 

Работы, присланные на конкурс, не возвращаются.

 

Итоги конкурса подводятся после заседания авторитетного жюри, состоящего из ведущих специалистов библиотечного дела.

Председатель жюри сообщит о победителях на Всероссийском библиотечном конгрессе в Ульяновске, май 2008 г.


  
На главную